Добро пожаловать на OLD.PSYMASTERS.ORG.
    connect loginza
  • Структура распространенных страхов. Сравнение трех разных типов.


    Структура распространенных страхов. Сравнение трех разных типов.

    American Journal of Psychology. 2011
    Ad De John, Floor M.D. Oosterink, Jacobien
    M. Kieffer, Johan Hoogstraten, and Irene H.A. Aartman

    <img src=http://psymasters.org//images/pictures_psymasters/public-2-star.gif>

    Амстердамский университет и Амстердамский свободный университет

    Благодаря проведенным исследованиям были получены достаточно противоречивые данные, касающиеся факторной структуры распространенных страхов. Целью современных исследований является более детальное рассмотрение полученных данных и внесение вклада
    в развитие концептуальной теории, как основы для описания классификаций страха
    . Используя данные опроса голландского населения (n = 961: из них 50,9% женщины) был выполнен исследовательский факторный анализ,направленный на то, чтобы описать структуру общепринятых одиннадцати страхов, описания которых раньше были приведены в анализе Фредриксона (Fredrikson), Аннас (Annas), Фишера (Fischer) и Вика (Wik) (1996). Независимый опрос (n = 998; 48,3% женщины) был проведен для того, чтобы подтвердить недавно появившиеся новые классификации путем анализа каждого отдельного фактора. Также, была проверена классификация DSM-IV-TR (четвертая редакция руководства по диагностике и статистике психологических расстройств) и рассмотрен вариант структурирования, ранее изобретенный ученым Фредриксоном (Fredrikson) и другими (1996). В конечном итоге, был сделан вывод, что существует три фактора страха: фактор боязни крови, уколов и ранений, ситуативный, и фактор, связанный с боязнью высоты. Подтверждающий факторный анализ показал, что данные классификации 3 типов и DSM-IV-TR одинаково правильны. Полученные результаты засвидетельствовали, что структура не определяемых клиническими наблюдениями фобий дублируется классификацией подвидов DSM и что страхи и фобии – два явных проявления непрерывной ответной реакции. Страхи довольно распространенное явление среди населения, самым частым из которых является боязнь животных. (Agras, Sylvester, & Oliveau, 1969: Depla, Ten Have, van Balkom, &de Graaf, 2008). Огромное многообразие распространенных страхов подтолкнуло исследователей классифицировать их в отдельные категории или своеобразную иерархическую структуру, для того, чтобы выстроить описательную систему (например, Arrindell, Pickergill, Merckelbach, Ardon, & Cornet, 1991; Staley & O’Donnel, 1984). Эта система увеличивает вероятность появления категоризации и присвоения индивидуального наименования каждому виду страха и, следовательно, может способствовать проведению дальнейших исследований. Также, может помочь в разработке подходящей стратегии лечения проявление человеческих страхов в конкретных ситуациях и определение серьезности их симптомов. Эта информация может быть особенно полезна, потому что обстоятельства возникновения страха будут влиять на реакцию противостояния с раздражителем фобии. Например, фобия крови, повреждений или инъекций однозначно связана с потерей сознания при наступлении стрессовой ситуации, связанной с предметом фобии, и она признана легко реагирующей на вмешательство из вне, не адаптированное для ее психологического профиля (i.e., applied tension; Lebeau et al.,2010). Хотя страхи считаются менее серьезным явлением, чем фобия, чрезвычайно пугливые люди сталкиваются, по крайней мере, с несколькими признаками особых фобий. Следовательно, чтобы смягчить серьезность их расстройства, вмешательство, основанное на прямом воздействии, должно приносить им пользу. Исследования, в которых проверяли факторную структуру распространенных страхов, имеют противоречивые результаты. Получается в новой приемлемой интерпретации, среди принятых ранее лучших вариантов исследований, число факторов страха, или кластеров, варьируется между двумя и пятью (e.g.Arrindel et al., 2003; Cox, McWilliams, Clara, & Stein, 2003; Curtis, Magee, Eaton, Witthen, & Kessler, 1998). Изъяном в этих исследованиях является то, что они в большей степени полагаются на изучение факторов страха через опросы, такие как Программа обследования страхов FSS (e.g. Arrindell et. al., 1991,2003; Mellon, 2000). Среди недостатков FSS – весьма сомнительная классификация страхов, так как программа не в состоянии оценить ограничение ситуации или специфические предметы исследования по шкале. В опрос были включены вопросы, касающиеся страха межличностных отношений и моделирование определенных ситуаций (например, боязни быть раскритикованным), по существу, такие проблемы являются проявлением социальной фобии. Страх путешествовать и передвигаться на каком-либо транспорте, скорее всего, является симптомом агорафобии или панических атак. Более того, такие опросы, как FSS, включают страхи, которые тяжело назвать нелогичными (например, отвращение от мертвых тел нельзя назвать дисфункцией). Туда также включены страхи, связанные с эмоциями (например, чувство отверженности остальными) и с безусловными раздражителями (например, боязнь выглядеть глупо или потерять самообладание), вместо обязательных условных раздражителей (например, насекомые, шум; Arrindell et al., 2003; Mark & Mathews, 1979; Wolpe & Lang, 1977). Изначально вопросники разработаны, как клинические инструменты, которые помогают терапевтам получить общее представление о страхах клиента, следовательно, такой вид опроса, как FSS, не может быть основой для развития концептуальной теории страхов и фобий. Другим методом изучения и структуризации ситуаций, связанных со страхом, является исследование вопроса затрагивающего предметы и обстоятельства, которые относятся к пяти основным категориям или подтипам особенных фобий: животные (боязнь пауков или собак),
    естественная среда (боязнь высоты и воды),
    ситуационные (боязнь закрытого пространства и полетов),
    боязнь крови и ран (страх перед уколами и видом крови)
    и смешанная категория (боязнь быть задушенным или отравленным),
    все они есть в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (четвертая редакция). Однако эти исследования также не полные и представляют собой набор противоречивых результатов. Например, используя данные Национального анкетного исследования коморбидности, Cox et al. (2003), были определены пять разных факторов страха, в рамках списка из 19 распространенных фобий, три из которых связаны с остальными нападениями страха, в пределах DSM (например, агорафобия, страх перед публичным выступлением и боязнь стать объектом исследований).

    Из двух факторов, которые действительно соответствуют классификации фобий в DSM-IV-TR, один включает страх высоты и воды, а второй составляет совокупность «страхов опасности» (змеи и другие животные, гроза и молния, кровь и уколы, одиночество или закрытое пространство; Cox et al.,2003).
    До сегодняшнего дня, всего в одном исследовании попытались конкретно определить, действительно ли структура страхов имеет что-то общее с классификацией особенных фобий DSM-IV-TR (Fredrikson et al., 1996). В этом исследовании использовался список из 10 наиболее часто описываемых специфических страхов (Agras et al., 1969; Curtis et al., 1998; Depla et al., 2008). Ученым, систематизировавшим случайно выбранные опросы семисот двух участников из шведского города Стокгольм, понравилось описание классификации страхов. Данная систематизация содержит три фактора: ситуационный (молния, закрытое пространство и темнота, полет и высота), животный (пауки и змеи) и фактор повреждения (уколы, стоматологическое лечение и увечья).
    Удивительно, что не одно из ранее проведенных факторно-аналитических исследований, в которых была использована информация о внедрении структуры ряда страхов, не нашло поддержки, похожей на существующую и общепризнанную классификацию подвидов фобий в DSM-IV-TR. Было найдено только доказательство существования кластеров некоторых видов страха, например, боязнь ранений и крови (Arrindell et al., 2003: Cox et al., 2003; Fredrikson et al.,1996). Менее убедительное подтверждение было найдено для категории ситуационных страхов (например, Cox et al., 1998: Muris, Schmidt, & Merckelbach, 1999; Taylor, 1998) и природной среды (например, Cox et al., 2003; Curtis et al., 1998).
    Предыдущие попытки структуризации системы классификации страхов не увенчались успехом: конечные результаты предоставлены не были. Целью современных исследований является описание многоаспектной структуры списка из 11 общепринятых страхов, 10 из которых перед этим уже использовались Фредриксоном (Fredrikson et al.) (1996). Систематизация была проведена с помощью исследовательского факторного анализа (EFA), осуществленного на основе данных опроса голландского населения, а в дальнейшем был проведен независимый опрос для того, чтобы подтвердить недавно полученную модель посредством анализа с целью проверки всех первоначальных гипотез (CFA). В заключение, систематизированная модель была протестирована в противопоставление другим двум: модели DSM-IV-TR, которая характеризует четыре фактора, включая подвиды «остальные виды», и модели, изобретенной Фредриксоном (Fredrikson) и его коллегами, которая состоит из трех различимых факторов (ситуативного, животного и фактора повреждения).

    Эксперимент

    Метод
    Оценка

    Вопросник состоял из отдельных самостоятельных отчетов.
    В первой части собирались данные, связанные с демографическими факторами (например, возраст, пол, семейное положение, место рождения).
    Вторая часть списка состояла из 11 вопросов, связанных с наличием или отсутствием у опрашиваемых одиннадцати распространенных страхов (например, боязнь уколов, змей, пауков, молнии, закрытого пространства, физических воздействий, темноты, полетов, высоты, крови и стоматологического лечения). Эти страхи были взяты из ранних исследований, которые проводились Фредриксоном (Fredrikson et al. (1996)). Страх крови был добавлен потому, что считается общепринятым, а в некоторых случаях он является исключением (Le Beau et al., 2010). Каждый вид страха был размещен на отдельной странице, где была расположена и оценочная шкала, которая предлагалась участникам опороса. Им нужно было ответить на вопрос «Насколько велик Ваш страх при контакте с его источником?», выставив отметку по шкале от 0 (вообще не страшно) до 100 (ужасающий). Единственное условие опроса: тестировать только тех участников, которые изначально подтвердили, что определенный страх у них есть. Если опрашиваемый в самом начале написал, что этот страх отсутствует, то в шкале автоматически ставилась отметка «0».

    Выбор личностей, принимающих участие в исследовании

    Среди населения Нидерландов было выбрано две группы участников исследования. Все участники (1 522 человек) первой группы путешествовали в общественном транспорте (поездах и междугородних автобусах, маршрут которых проходит через все основные города Нидерландов). Из 1 522 человек, которым предложили участвовать в эксперименте, ответили на опросы 965. Четыре опросника были незаполненные, а остальные 961 анкеты остались для проведения последующих тестов. Причинами отказа в анкетировании были: не заинтересован (165 человек), занят чем-то другим (103 человека), недостаточное знание языка (92 человека), усталость (49 человек), несовершеннолетие (48 человек). Также были люди, выходившие в этот момент из транспорта (60 человек) или утверждающие, что никогда ничего не боялись (40 человек).
    Все участники второй группы (1 446 человек) были посетителями общественных мест (например, супермаркетов, кафе, парков и торговых центров) в нескольких регионах Нидерландов. Из 1446 человек, которых попросили принять участие, согласились 1 002. Три опросника было заполнено несовершеннолетними, один был не заполнен, а остальные 998 были впоследствии проанализированы специалистами. Причинами отказа в участии являлись: занятость другими делами (243 человека), незаинтересованность (116 человек), недостаточное знание языка (39 человек), несовершеннолетие (37 человек), плохое самочувствие (2 человека) и забытые дома очки для чтения (1 человек). В этой группе также присутствовали люди, которые утверждали, что никогда не чувствовали страха, их оказалось 6 человек.

    Процедура

    Одна и та же процедура использовалась в обоих исследованиях. К потенциальным участникам обращались аспиранты, которые предлагали людям помочь в исследовании их страхов, став, таким образом, частью научного эксперимента. В обеих группах существовало устное соглашение, направленное на получение информации. Тем, кто согласился участвовать в тестировании, выдавались предназначенные для заполнения анкеты. Также они получали устную инструкцию. Данные были собраны с разрешения и при согласии каждого из участников, в соответствии с принципами, содержащимися в Хельсинской декларации.

    Анализ данных

    Классификация демографических факторов повсеместного существования страхов и уровней серьезности этих страхов у участников сравнивались с помощью проверки по критерию хи-квадрат. Контроль проводиться для исследования номинальных данных и критериев F, а также для получения текущей информации. Вместе с ним был представлен подходящий тест Г. Коэна. Были представлены также исследовательский факторный анализ (EFA) и алгоритм факторного анализа Promax rotation (Hendrickson & White, 1964) для того, чтобы оценить системную структуру опасности страхов в эксперименте под номером один. Алгоритм факторного анализа позволил рассматривать связные элементы, а это подходит только для самых больших наборов данных. Преимущества – альтернативные косвенные методы, которые проявляются в результатах обычного здравомыслящего принятия решения (Field, 2005; Loehlin, 1998). Исследовательский факторный анализ (EFA) руководствовался цифровыми данными об уровне опасности для 774 участников, которые указывали на боязнь хотя бы одного из представленных раздражителей. Исследование направлялось на уменьшение потери колебаний в шкале тяжести.
    Впоследствии, получившаяся в результате исследовательского факторного анализа (EFA) Модель I (Model I) была подтверждена в первом опыте (Sample I) при помощи анализа проверки первоначальных гипотез (CFA). Более того, для сравнения результатов двух других моделей: DSM-IV Модель II (Model II) и Фредриксона (Fredrikson et al.) (1996) (Model III) подошли данные, которые использовались во втором опыте (Sample II). В таблице I представлено подробное описание этих моделей.
    В соответствии с первым исследованием (Sample I) проводились анализы на уровень опасности среди 804 участников, которые указали хотя бы одну ситуацию, вызывающую у них страх. Следовательно, только те, кто подтвердил наличие, по крайней мере, хотя бы одного фактора страха рассматривались в анализе с целью проверки первоначальных гипотез (CFA). В нашей версии, как метод оценивания, использована Lisrel 8.80 (программа, которая модулирует структурные уровни) с наибольшей вероятностью. Определенное количество индексов применялось для того, чтобы протестировать идеальное соответствие результатов каждой модели. Прежде всего, был использован критерий хи-квадрат для определения уровней свободы (χ-/df). Модели-исключения должны иметь соответствие χ-/df по шкале между 2 и 3, а для хорошо соответствующих моделей – между 0 и 2 (Scheremelleh-Engel, Moosbrugger, & Muller, 2003). Соотношение χ-/df было применено вместо того, чтобы использовать статистику проверки по критерию хи-квадрат, потому что оно менее восприимчивое к объему выборки. Использовались также четыре дополнительные соответствующие индексы: среднеквадратическая ошибка оценки (RMSEA), показатель сравнительного соответствия (CFI), отрегулированный индекс пригодности (AGFI), и стандартизированный корень среднеквадратического остатка (SRMR). Величины RMSEA варьируются между 0 и 0.05, указывая на хорошее соответствие. Показатель сравнительного соответствия в размере 0.97 или выше показывает хорошее соответствие, а показатель между 0.95 и 0.97 считается приемлемым соответствием. Величины отрегулированного индекса пригодности (AGFI) варьируются между 0 и 1, значение равное 1 указывает на приемлемое соответствие. В SRMR показатели колеблются между 0 и 0.5, что указывает на хорошее соответствие (Schermelleh-Engel et al., 2003). Эти индексы менее восприимчивые к большему объему выборки, чем к другим элементам соотношения. Впоследствии были использованы показатели ожидаемой многомерной валидации (ECVI), Информационный критерий Акаике (критерий выбора из класса параметризованных регрессионных моделей) (AIC) и Целостный информационный критерий Акаике (CAIC). Это позволило сравнить не складываемые модели I и III. Для избранных моделей, значения должны быть меньше, чем показатели у сравниваемых. В заключение, модель II сравнивалась с моделями I и III с помощью тестов разности логарифма функции правдоподобия для того, чтобы сравнить соответствие двух исследуемых моделей.


    Результаты

    В первом эксперименте (Sample 1) (n=961), 50,9% участников были женщины. Их возраст варьировался от 18 до 93 лет (M=32.0, SD=15.4). 34% участниц имели отношения, 32,3% были замужем или жили совместно с кем-то, 28,6% встречались и 4,9% были разведены или остались вдовами. Распределение стран происхождения анкетируемых показало, что 84,7% опрошенных – голландцы, 2,7% – суринамцы, 1.9% были турками, 1,2% являлись выходцами из Антильских островов, 1,2% марокканцев и 8,3% были представителями других стран. Среди всех опрошенных, 80,3% подтвердили, что они испытывают страх к какому-либо предмету или ситуации. В результате сравнительного анализа выяснилось, что женщины более склонны признаваться в том, что испытывают страх, чего нельзя сказать о мужчинах.
    Во втором эксперименте (n=998) принимало участие 48,3% женщин. Их возраст варьировался от 18 до 89 лет (M=39,5, SD=15,4). Из них 64,3% были замужем или совместно с кем-нибудь проживали, 16,9% не состояли в серьезных отношениях, 13,0% с кем-то встречались и 5,8% были разведены или являлись вдовами. В процессе анализа стран происхождения участвующих в эксперименте людей оказалось, что 91,7% - голландцы, 1,4% были суринамцами, 1,3% – марокканцами, 0,8% – турками, 0,5% - выходцы из Антильских островов и 4,3% из разных стран. Из всего количества опрошенных людей, 78,8% подтвердили присутствие хотя бы одного фактора страха. В результате сравнения ответов участников, которые признались в наличии страхов или их отсутствии, выяснилось, что мужчины реже женщин подтверждают тот факт, что они испытывают страх по отношению к чему-либо x2 (1)=60,90, p<.001. Некоренные голландцы более охотно подтверждали присутствие страхов, нежели голландцы по происхождению, x2 (1)=4,78, p=.029. Кроме этого, стоит отметить, что результаты исследования никак не зависели от семейного положения опрашиваемых людей, x2 (5)=5,50, p=.36.

    Сравнение двух экспериментов

    Что касается пола участников, то в этом плане оба эксперимента значительно не отличаются друг от друга, x2 (1)=2,16, p=.142; тем не менее, было найдено различие относительно семейного положения, x2(5)=220,29, p<.001; что касается страны происхождения, то проявились следующие различия голландцев от приезжих, x2(1)=26,04, p<.001; возрастные, t(1954)= - 11.0, p<.001, ES= - 0,50. Тем не менее, результаты не показали значительной разницы в уровне распространения 11 страхов между участниками первого и второго эксперимента, за исключением страха физических повреждений, x2(1)=18,24, p<.001. Также, не было найдено значительного отличия относительно предполагаемой опасности страхов, кроме страха стоматологического лечения, t(475)= - 3,09, p=.002, ES= - 0.29. Это означает, что, не считая демографических характеристик, два эксперимента можно считать похожими, относительно показателей распространения и опасности предполагаемых страхов.

    Исследовательский факторный анализ уровней опасности страхов в первом эксперименте.

    Исследовательский факторный анализ проводился на основе данных, полученных в результате опроса об опасности 11 страхов у 774 участников первого эксперимента, указавших в анкете наличие хотя бы одного страха. Информация о коэффициенте асимметрии и эксцесса была получена с помощью теста для оценки целесообразности использования факторного анализа данных (КМО) (0,73), и факт, что тест сферичности Бартлетта (Bartlett) был важным, x2=916,71, df=55, p<.001, доказывает, что исходные данные были подходящими для информационного анализа.
    Результатом экспериментального исследовательского анализа стали четыре фактора с собственными значениями > 1(2,48; 1,23; 1,01; и 1,00), которые объяснили 52,2% расхождений. Проверка содержания четырех факторов доказала, что причину их возникновения трудно объяснить (Таблица 2), более поздние изучения графика установили трехфакторное решение. Следовательно, именно трехфакторное решение и было протестировано. Результаты теста насчитывают 43,0% колебаний. Более того, факторная нагрузка >0,30 была определена, как типичная (Costello & Osborne, 2005; Thurstone, 1947)Страх темноты, грозы, закрытого пространства и пауков получили статус высоких факторных нагрузок, а страх змей причислен к первому фактору (ситуационно-животному).
    Страх уколов, крови, стоматологического лечения у тестируемых очень высок, а страх физических повреждений находится на среднем уровне и больше всего имеют отношение ко второму фактору (уколы повреждения, кровь).
    Страхи высоты и боязнь полетов имеют много элементов третьего фактора (фактор высоты). (Таблица 3).

    Анализ с целью проверки первоначальных гипотез уровней опасности возникновения страхов во втором эксперименте.

    Анализы с целью проверки первоначальных гипотез были проведены на основе данных об опасности возникновения 11 страхов, полученных в результате опроса 804 участвующих во втором эксперименте. Они подтвердили факт, что ощущают страх, по крайней мере, к проявлениям хотя бы одного фактора. Подошли три модели: модель, которая является результатом исследовательского факторного анализа в настоящих исследованиях (Model I), модель DSM IV TR (Model II) и модель Фредриксона (Fredrikson) (1996) (Model III). Анализ с целью проверки первоначальных гипотез показал, что каждый из страхов имел значительную факторную нагрузку. Более того, статистика соответствия показала, что каждая из трех моделей имела приемлемое соответствие (Таблица 4). Более глубокое изучение второй модели показало два фактора с высокой корреляцией (0,91 и 0,94), которая, дает возможность рассматривать их, как один фактор.



    Сравнение трех моделей

    Сначала сравнивались несложные модели I и III. Модель II была исключена из анализа, потому что значения Показателя ожидаемой многомерной валидации (ECVI), Информационного критерия Акаике (AIC) и Целостного информационного критерия Акаике (CAIC) были самыми низкими для первой модели (Таблица 5), таким образом, указывая на более подходящие исходные данные первой, нежели третьей модели. Тем не менее, когда модель II все же была принята во внимание, Информационный критерий Акаике был наименьшим именно у этой модели.
    Впоследствии, модели I и III, сравнивались с моделью II, с помощью теста разности логарифма функции правдоподобия ( Когда модели II, = 38, и III, = 91,02, = 41, сравнивались, показатели второй были значительно лучше, чем третьей, ( Более того, в результатах нет значительной разницы, , в соответствии между Моделями I, , и II

    Обсуждение

    Благодаря полученным данным анализа факторов в первом эксперименте была подтверждена идея разделения страхов на три категории:
    фактор боязни крови, уколов, ранений; ситуационно-животный фактор; фактор страха связанный с высотой. Эти результаты подтвердили предыдущие данные, показывающие, что фактор боязни крови, уколов и повреждений полностью отличается от других страхов, так как он напрямую связан с физиологическими параметрами. (LeBeau et al., 2010). Полученные данные также подтверждают модель Фредриксона (Fredrikson et al.) (1996), в которой указывается, что ситуационные страхи напрямую связанны с боязнью природной среды. И, наоборот, в сопоставлении с предыдущими выводами (Fredrikson et al., 1996; Cox et al.,2003; Curtis et al., 1998), страхи ситуационной и животной категории слились в единый фактор. Следующее важное заключение: некоторые вопросы стоит отнести к отдельному кластеру. В выводах по этим данным, до сих пор считается, что один фактор включает в себя боязнь высоты и воды. (Cox et al., 2003; Curtis et al., 1998). Также, указывалось, что высота является частью ситуационного фактора (e.g. Anthony, Brown, & Barlow, 1997; Curtis et al., 1998; Fredrikson et al., 1996). Соответственно, можно утверждать, что и высота, и полет являются результатом «отсутствия земли под ногами» и что это отличает их от девяти более приземленных страхов, которые рассматриваются в современных исследованиях (Cox et al., 2003). Недавно полученные данные также предполагают выделения страха высоты в отдельный кластер, считая, что в основе этого явления лежат физиологические отклонения у человека (например, отсутствие равновесия) (Boffino et al., 2009). Особенно эти проблемы касаются возникающих головокружений во время нахождения на высоте и сложностями применения зрительной информации для поддержания равновесия. По крайней мере, у определенной части людей, испытывающих боязнь высоты, такой страх не является врожденным нарушением физиологического функционирования организма. В результате такого состояния может развиться фобия, и она будет являться ответной реакцией организма на прожитый в прошлом и вызывающий отвращение, страх.



    В результате анализа с целью проверки первоначальных данных подтвердились полученные во втором эксперименте сведения, в которых рассматривались три приемлемо соответствующие модели. Однако сегодняшние факты не позволяют нам выбрать одну постоянную модель среди всех остальных, также невозможно оспорить существование остальных сфер и уровней (например, факторы более высокого порядка) в иерархии страхов, таких как неврозы или социальные страхи (Cox et al.,2003; Taylor, 1998). Можно утверждать, что трехфакторное решение более просчитано и поэтому предпочтительнее, но модель DSM имеет преимущество: она базируется на основе огромного клинического опыта. Так как обе модели различаются в показателях кластеров общепринятых страхов, возникает вопрос: действительно ли может быть найдена подходящая модель описания страхов и существует ли она вообще? Это предположение рассматривается наряду с фактом, что отдельные факторы боязни крови, уколов, ранений или увечий – единственное стабильное открытие среди всех исследований. Появление других факторов, скорее всего, будет изменяться в процессе все новых и новых изысканий. Наверное, страхи являются скорее разнотипным, а не единичным явлением. Примером может быть страх полетов (Howard, Murphy, & Clarke, 1983).
    Одно из исследований показало, что страх полетов состоит из нескольких разных подтипов фобий: боязнь авиакатастроф; страх потери контроля или социальная тревога; боязнь самолетов, воды, клаустрофобия, агорафобия; страх высоты (van Gerwen, Spinhoven, Diekstra, & Van Dijck, 1997). Так что, боязнь полетов может быть выражением страха, включающего не только ситуационный подтип.
    Примерами ситуационных страхов являются: страх высоты (подтип окружающей среды), страх получить ранения (подтип боязни крови, ранений, уколов), страх потери контроля (другие), или комбинация этих подтипов. Еще одним примером отсутствия разнотипности среди страхов является боязнь стоматологического лечения. Люди склонны избегать подобного лечения, в связи с огромным количеством причин. Например, вероятность воздействия на болевые точки, сверление или вырывание зубов, стоматологические уколы, лечение корневого канала и еще шестьдесят причин потенциально вызывающих у людей страх связанный с этой ситуацией. (см. Oosterink-Wubbe, De Jongh, & Aartman,2008, для обзора). Поэтому, остается непонятным, какие составляющие страхов в определенном подтипе похожи друг на друга, и какие с учетом характеристик, являются их отличительной чертой (см. Lipsitz, Barlow, Mannuzza, Hofmann, & Fyer, 2002).

    Несмотря на преимущества использования исследовательских факторных анализов, и анализов с целью проверки первичных гипотез, а также на существование двух независимых групп участников, отобранных среди всего населения, в результатах исследования присутствуют некоторые недостатки, которые стоит отметить.
    Во-первых, настоящие исследования проводились только среди голландского населения, что не всегда позволяет обобщить и применить полученные данные к другим национальностям.
    Еще одним недостатком эксперимента является выбор его участников, ведь к ним просто подходили в общественных местах и предлагали принять участие в исследовании. Хотя, по данным Голландского центрального бюро статистики (Centraal Bureau voor de Statistiek, 2006), претенденты выбирались с учетом особенностей общих характеристик, присущих всему населению в плане полового распределения, возраста, расовой принадлежности. При создании групп респондентов учитывались один и более параметров. Например, люди, страдающие клаустрофобией и серьезным беспокойством о здоровье, могли быть непропущенными в общественный транспорт, этим примером доказывается непригодность применения ко всем людям обобщенных опросом данных. Более того, никакой другой метод сбора информации не имеет недостатков в плане использования общего анкетирования. Данный метод опроса проводился без телефона, электронной почты или интернета. Причина этого явления связана с охраной частной собственности (сложность достучаться до групп с низким доходом), правильностью отбора, процентом ответивших на вопросы и длительностью проведения исследования (see Kessler & Merikangas, 2004).Тем не менее, конечная оценка страхов базировалась на вероятности согласия людей участвовать в анкетировании и обсуждать задаваемые вопросы. Соответственно, люди с большим количеством страхов могут иметь повышенное социальное беспокойство и редко соглашаются участвовать в подобных экспериментах. С другой стороны, не смотря на то, что низкий коэффициент участия в эксперименте респондентов с повышенной возбудимостью мог снизить процент выявления болезни, менее вероятно существование негативного влияния на нашу оценку количества и происхождения факторов, представленных в вопросах и их соотношение.
    В заключении, настоящие результаты получили поддержку для обеих структур страха: и для модели DSM IV TR, состоящей из пяти различных факторов или подтипов фобий, и для более простой трехфакторной модели. Хотя, будущие исследования должны развивать практические обоснования структуры и подтипов страхов, как было в предыдущих экспериментах. В данных исследованиях существует предположение, что структура страхов может выплывать из классификации подтипов фобий DSM и эти страхи и фобии – это достойные проявления ответной боязни среди единичного континуума. Данная точка зрения состоит из сведений, касающихся фенотипической изменчивости (Kendler et al., 2008; Neale et al., 1994), которая демонстрирует, что «наследуемость фобий не отличается от той, которая распространена среди легких страхов» (Taylor et al., p.210). Будущие исследования будут более успешными за счет дополнительных клинических испытаний, тестирования поведения, физиологических измерений и других методов усовершенствования нашего понимания разницы между страхами. Эти знания помогут приспособить стратегию лечения выявленных дополнительных типов страха и определять, например, будет ли успешным и эффективным то же терапевтическое лечение бессимптомных страхов, которое применяют для борьбы с клиническими фобиями.


    American Journal of Psychology. 2011
    Перевод: www.psymasters.org
    При перепечатывании любых материалов
    ссылка на www.psymasters.org обязательна.

    Список литературы предоставляется по запросу через форму обратной связи с администрацией.



    Комментарии 1 Комментарий
    1. Аватар для Administrator
      Discovery Science: Наука страха (2011)

      Описание:
      Страх - самое мощное человеческое чувство, это естественная реакция тела на угрозу.
      Можем ли мы побороть страх? И если да, то какими могут оказаться последствия?
  • Цитата дня


    "Природа наделила нас двумя ушами, двумя глазами, но лишь одним языком, дабы мы смотрели и слушали больше, чем говорили..."


    -Сократ-

  • Анонсы

    Международный обучающий проект
    "Образование через всю жизнь и продвижение психического здоровья"

    Объявляется набор участников в бесплатную образовательную программу
    ПОДРОБНЕЕ ...


    ------------------------------------------------

    Обьявляется набор на курс
    "ДИНАМИЧЕСКИЙ СУДЬБОАНАЛИЗ"!

    Автор и руководитель - проф. В.Е.Лановой
    ПОДРОБНЕЕ ...

    ------------------------------------------------

    Майский психологический лагерь
    "ПСИХОТЕРАПИЯ БЕЗ ГРАНИЦ"

    22-25 мая 2014 года
    ПОДРОБНЕЕ ...

  • Последние комментарии

    Tessi

    Прочила статью - получила настоящее удовольствие от такой точной, логически правильной картинки.... К последнему сообщению

    Надутый человек или как я объяснял маленькой дочке, что такое пузырь нарциссизма

    Tessi в 23.12.2013
Проверка тиц
Текущее время: 12:13. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin Copyright © 2011-2012 PSYMASTERS.ORG by mr.London Перевод:zCarot