Добро пожаловать на OLD.PSYMASTERS.ORG.
    connect loginza
  • Влияние возраста и пола на восприятие времени в жизни


    Влияние возраста и пола на восприятие времени в жизни

    American Journal of Psychology. 2011

    Питер Хэнкок (P.A. Hancock)


    <img src=http://psymasters.org//images/pictures_psymasters/public-2-star.gif>

    Университет Центральной Флориды (University of Central Florida)


    320 участников прошли Линейный Тест, целью которого было определение личностного восприятия времени в разные этапы человеческой жизни. Участников попросили отметить на линии занимаемое ими место в нынешней жизни, которое является конечным «якорем» между рождением и смертью. Процентное отношение отмеченной продолжительности жизни в эксперименте сравнивалось со средней продолжительностью жизни для того, чтобы выяснить количественную степень отличия для каждого опрашиваемого лица. У представителей разных полов результаты значительно отличаются. Женщины самого разного возраста, принимавшие участие в исследовании, были более точными в определении своего нынешнего положения в жизни. Результаты теста показали значительное влияние возраста, в котором старшие люди недооценивали свое место в жизни намного сильнее, чем младшие участники. Во втором исследовании была предоставлена усовершенствованная версия традиционного Линейного Теста и в ней вычислялась статистическая продолжительность жизни в соответствии с возрастом каждого участника. С помощью этого метода данная модель полученных данных тиражировалась. Полученные результаты данной модели обсуждаются в рамках современного понимания восприятия действительности на протяжении коротких интервалов времени и ее восприятия на временном промежутке всей продолжительности жизни.
    Возможно, величайшей проблемой психологических исследований является поиск способов передачи личного, частного опыта, который был бы открытым для совместного с обществом контроля. Когда такие личностные или внутренние явления касаются размышлений о материальности мира, существует вероятность прямого соответствия между духовной концепцией человека и любыми внешними объектами или аспектами (Stevens, 1957). Психофизические исследования этих прямых связей между внутренним состоянием и внешними условиями дают нам повод думать, что мы можем, в конце концов, понять духовный мир каждого человека, ссылаясь на наш собственный накопленный социальный опыт. Тем не менее, когда частный опыт не имеет явной материальной связи с реальным миром, мы сталкиваемся со значительно более сложной проблемой. Эта ситуация относится к исследованиям проблем времени (см. Gallagher, 2009). Время было описано, как «пожалуй, наиболее базовый аспект человеческого опыта» (Cohen, Hansel, & Sylvester, 1954,p. 108). Как основной аспект всего существования, время занимает привилегированное место в науке и, более того, во всех человеческих познаниях (Kant, 1781).
    Когда человеческие существа научились объяснять время, как прямую хронометрическую запись событий, и смогли достоверно спроецировать эту хронометрическую способность на будущее, именно тогда появилась возможность увидеть зависимость между общественными и личностными концепциями времени. По сути, каждый человек воспринимает течение времени синхронно с часами на стене и имеет возможность преобразовывать интервалы в секунды, минуты и часы почти правильно (Hancock, 2002). Более формально показатель этой психофизической кривой будет - равенство. Интересно, что это утверждение правильное для очень короткого отрезка времени, вплоть до нескольких секунд (Woodrow,1951). Тем не менее, как видно из модели существующих данных, за среднестатистическими отношениями скрываются достаточно значительные индивидуальные различия (Doob, 1971). Вызывает сомнение то обстоятельство, что общие отношения не проявляются на интервалах времени более чем на несколько секунд. Тем не менее, для исследования восприятия длительных интервалов времени люди вынуждены использовать периоды времени, имеющие общественное определение (например, день, неделя, месяц). Таким образом, точность в подсчетах временных промежутков подвержена огромному физическому влиянию степени, в которой люди изучили или усвоили длительность этих общественно смонтированных промежутков. Гораздо более информационная степень долгосрочного восприятия должна включать в себя основные маркеры, которые регулируют жизнь каждого человека. Очевидные маркеры жизни – это, конечно же, начало (рождение) и, в перспективе, ее окончание (смерть).
    В рамках основной вариабельности индивидуальных различий во временном восприятии (Kirkcaldy, 1984), за годы проведенных экспериментов возникли некоторые закономерности. Для подсчетов коротких интервалов мета-анализ выявил стойкое влияние пола на конечные результаты участников (Block, Hancock, & Zakay, 2000). Здесь представители женского пола показывают более объемные соотношения длительности суждений субъект:объект, но только в контексте ретроспективного восприятия времени. Кроме того, существует значительное влияние возрастной зависимости тестируемых людей (Block, Zakay, & Hancock, 1998), люди в преклонном возрасте выдают в результатах более полную вербальную оценку времени и более короткую его производительность, чем молодые люди. Аналогичное влияние пола и возраста прослеживается в других основополагающих способностях, например, в реакциях на изменение времени на всем отрезке продолжительности жизни человека (Fozard, Vercruyssen, Reynolds, Hancock, & Quilter, 1994; Perbal, Droit-Volet, Isingrini, & Pouthas, 2002; see also Halpern, 2000). Существующий ряд исследований, направленных на изучение вопроса: как его или ее человеческое восприятие времени в жизни изменяется на протяжении продолжительности всего жизненного пути. Работа направлена на изучение вопроса существования значительного влияния возраста и пола в подобных долгосрочных подсчетах и на доказательство того, что они не противоречат модели приведенной ответной реакции, моделям, за которыми наблюдают для того, чтобы подсчитать короткие интервалы времени, примерно в минутах и секундах.

    Исследование 1

    МЕТОД

    Участники

    Первый эксперимент данного тестирования представляет участников, собранных из населения, которое проживает непосредственно на территории выбранного для исследования университета. Нельзя сказать, что участники были взяты просто наугад, потому, что перед экспериментом они опрашивались разнообразными специалистами по тестированию на индивидуальной основе. Для тех, кто пожелал принять участие в эксперименте, не существовало ограничений в возрасте. В конце концов, в эксперименте приняли участие 320 человек, которые были поровну распределены в зависимости от половой принадлежности. Средний возраст участников эксперимента – 35 лет плюс-минус 4 месяца. Не было никаких попыток внести в условия какие-либо дополнительные изменения. Конфиденциальность ответов участников была гарантирована Ассоциацией психологов Америки, согласно лечебным протоколам для данных исследований.

    Процедура

    Десять контролеров (пять мужчин и пять женщин) были обучены управлению Линейного Теста (Cottle, 1976, 1977). Участникам были предоставлены листы бумаги с одной единственной линией, длинной в 10 дюймов. Специалисты по тестированию проинформировали участников, что эти линии являются изображением его или ее жизни. Конечная точка прямой слева – вертикальная отметка, которая обозначает рождение. Противоположная точка данной прямой – вертикальная отметка предположительной смерти. Участников попросили отметить на десятидюймовой прямой одной вертикальной линией место, которое они считают своим положением в жизни на данных момент. Далее, специалисты по тестированию записали указанный в тесте возраст, соответствующий годам и месяцам жизни каждого участника.
    Специалисты по тестированию были ответственны за индивидуальный подход и оценки полученных результатов. После того, как каждый специалист отобрал общие результаты, полученные от 32 участников, разделенных в равной степени по возрастным и половым признакам, они предоставили исследователям листочки с отмеченными данными для последующего их изучения. Этой фазой завершился сбор индивидуального вклада каждого из специалистов в тестирование. После этого исследователь (который также был одним из специалистов по тестированию и управлял процессом обучения работы с Линейными Тестами всех остальных участников), закодировал собранные данные в соответствии с возрастом анкетируемых (в месяцах); полом участников (мужской или женский); полом специалистов, собиравших данные (мужской или женский; Rumenik, Capasso, & Hendrick, 1977); процентным соотношением времени их жизни, которое они считают прожитым (соответственно с данными, полученными в результате анализа линии); процентным соотношением фактически прожитой жизни, в соответствии с современными статистическими таблицами предполагаемой на сегодняшний день продолжительности жизни, которая отвечает 74,7 годам для мужчин, и 77,4 для женщин (U.S. Department of Health and Human Services, 2007); и разницей между ощущаемым возрастом и более поздним статистическим возрастом. Разница значений сформировала основную зависимую переменную для анализов. В конце концов, соотношение между предположительным и настоящим возрастом было также подсчитано и использовалось в анализах полученных результатов.

    Результаты и обсуждение

    Общие данные тестирования представлены на рисунке 1, который показывает частичное совпадение разницы оценок представителей обоих полов в соответствии с их возрастом. Наиболее очевидным выводом является то, что этим данным присуща изменчивость в оценках участников. Таким образом, даже при наличии людей одного возраста, разница в показателях может достигать 75%. Такая изменчивость ни в какой мере не зависит от пола и возраста участников. На первый взгляд полученные сведения могу показаться проблематичными.
    Тем не менее, в действительности, индивидуальные различия – это преобладающие показатели в психологических исследованиях оценки времени (see Doob, 1971).
    Конечно, такие индивидуальные изменения могут рассматриваться, как проблема, которую нужно свести к минимуму, или, наоборот, как суть поставленного вопроса (Cronbach, 1957). Однако в этой изменчивости значений был запечатлен ряд существенных тенденций, имеющих непосредственное отношение к изучению всеобщих законов, которые обязательно проявляются во время проведения формального анализа.
    Предварительный анализ результатов показал, что пол специалистов, проводящих тестирование, существенно не повлиял на результаты исследования. Таким образом, следующим шагом была проверка t теста, и этот анализ показал значительное влияние на результат пола тестируемых участников, t(318) = –2.09, p = .037. В среднем разница результатов оценивания и статистически ожидаемой продолжительности жизни для женщин составляла –3.275%, тогда как для мужчин аналогичный показатель был равен –6.235%. Кроме того, существовала разница в главном стандартном отклонении между двумя полами, которая составляла для женщин = 12.925, для мужчин = 12.367. Основной показатель, хоть и важный, был не особенно большой, он насчитывал примерно (R2 = 1.4%) изменений, полученных путем наблюдения.



    Тем не менее, последующий регрессионный анализ позволил вычислять то, что называется интервалом безразличия. В нынешних условиях это без труда определяется, как жизненный интервал безразличия. Этот жизненный интервал безразличия представляет возраст, в котором женщины и мужчины, соответственно, дают адекватную оценку их актуарной продолжительности жизни. Так как молодые люди, как правило, склонны переоценивать свой актуарный возраст, а пожилые люди, наоборот, недооценивают его, должен существовать возраст, когда соответствующие линии регрессии для участников мужского и женского пола пересекаются на ноле. У женщин этот возраст наступает в 24 года и 0 месяцев, сравнительно, у мужчин - в 20 лет и 6 месяцев. Средний интервал безразличия для всех участников эксперимента был 22 года и 3 месяца. Так что расчетная продолжительность жизни, основанная на аллометрических принципах шкалирования, может быть больше, чем случайное стечение обстоятельств.
    Согласно рисунку 1, степень недооценки увеличивается в течение всей продолжительности жизни, как женщин, так и мужчин. Изначально, нам нужно рассмотреть может ли этот эффект быть артефактом характеристик Линейного Теста. Например, если возраст участников приближается к ее или его актуарной продолжительности жизни, это называется эффектом натурального максимума. Происходит это потому что актуарный возраст определяется, как среднее значение, которое является обусловленным для каждого поколения и не регулируется для каждого человека, как индивидуальное (см. U.S. Department of Health and Human Services, 2007). Таким образом, человек, старше его или ее актуарной ожидаемой продолжительности жизни, почти неизбежно выдаст в результатах недооцененное значение. Именно поэтому в эксперименте не участвовали люди, которые были старше своей ожидаемой актуарной продолжительности жизни. Это ограничивает любой потенциальный артефакт, и так же влияет на исход, как и результат неизбежного эффекта максимума.
    Последующий анализ регрессии показывает значительный постепенно увеличивающийся эффект возраста участников, F(3, 316) = 35.05, p < .001, R2 = 0.25, ΔR2 = 0.236, не зависимо от какого-либо влияния пола участников или пола специалистов, проводивших тестирование. Разница результатов уменьшилась так же, как и функция увеличения возраста, b = –.03, SE = .003, b = –.49, t(316) = –9.97, p < .001. Отдельное уравнение регрессии для мужчин было разницей = –.03 возраст + 7.58, и в сравнительном уравнении для женщин была разница = –.03 возраст + 7.76. Анализ показал, что этот возрастной эффект стал самым основополагающим фактором, объясняя приблизительно 23.6% колебаний всех полученных отклонений.
    Эффект пола проводивших тест специалистов незначительно повлиял на конечные результаты и поэтому в последующих испытаниях подобные исследования не проводились.
    До этого момента зависимая переменная использовалась только для отражения ответов участников, которые являлись разницей тестовой оценки между его или ее личным восприятием и актуарной продолжительностью жизни. По сути, это было отражением общей единицы измерения, известной в литературе, как системная ошибка. Тем не менее, можно утверждать, что есть и другая производная оценка, которая может еще лучше отражать отношения между этими двумя переменными (Eisler, 1996). Она представляет собой соотношение воспринимаемой ценности и актуарной продолжительности жизни. Эта мера постоянно используется в литературе, посвященной изучению восприятия времени, и названа соотношением оценки продолжительности (Block et al., 2000). Для того чтобы оценить такие эффекты был проведен следующий анализ с использованием соотношения меры. Как и в случае с полученной разницей результатов, предварительный анализ указал, что ни пол специалистов, которые проводили тестирование, ни пол участников эксперимента существенно не повлияли на соотношение оценки длительности, p > .25, в обоих случаях. Однако последующий регрессионный анализ показал значительный, постоянно увеличивающийся возрастной эффект, ΔF(1, 317) = 20.89, p < .001, R2 = 0.07, ΔR2 = 0.06. Соотношение оценки длительности (ООД) снизилось до функции возраста участников и уравнением регрессии для этой функции стало: ООД = -. 03 (пол участника) - .0004 (возраст в месяцах) + 1.13. Коэффициент для возраста кажется маленьким из-за возрастных единиц, которые используются в источнике отношения оценки длительности (рис.2).
    Хотя модель результатов в настоящем исследовании в значительной степени последовательна, число возражений обоснованности может возрасти на методологическом и теоретическом уровне. Например, на результаты могут повлиять определенные внутренние характеристики Линейного Теста. Текущая версия Линейного Теста предоставляет собой конечную точку «якорей», после них она просит участников высказать свое субъективное ощущение «настоящего» на предоставленной линии. В этом случае конечные точки могут ограничивать участников в выборе вариантов ответов. В частности, как уже было отмечено, если ответчик пожилого возраста, то проявляется воздействие верхней границы. Таким образом, эффект теоретического измерительного потолка может распространяться и влиять на ответы тех, кто еще не достиг своей предполагаемой актуарной продолжительности жизни. В результате, может оказаться предпочтительней попросить самих участников создать эти конечные точки на континууме, которые впоследствии, позволят им свободно отметить эти важнейшие промежутки в их жизни. Кроме того, расчеты актуарной продолжительности жизни в первом исследовании были получены из отдельно взятых значений для мужчин и отдельных значений для женщин, которые базировались на продолжительности жизни уже существующей когорты участников. Более точная, потенциально другая картина может возникнуть, если участников градуировать по их собственной индивидуальной продолжительности жизни. С этой целью был предложен второй метод тестирования, в котором сначала были проанализированы все замечания и выдвинуты в качестве дальнейшего изучения более сложные условия проведения испытаний, основанных на результатах первого тестирования.



    Рисунок 2. Возраст участников в сравнении с отношением оценки длительности жизни между воспринимаемой и актуарной продолжительностью для мужчин и женщин в исследовании 1. Пунктирная линия показывает регрессию для участников женского пола и описана уравнением y = –.0004 (возраст в месяцах) + 1.13. Сплошная линия показывает регрессию для участников мужского пола и описана уравнением y = –.0004 (возраст в месяцах) + 1.10. Статистически они не являются различными.


    Исследование 2

    Метод

    Участники

    Участниками второго исследования стали не случайно отобранные люди, группа была собранная из той же местности, что и в первом исследовании. В этом случае участники тестировались при отборе одним специалистом мужского пола. В окончательную выборку попало 132 человека. Анкетируемые были поровну смешаны по половому признаку. Средний возраст принимающих участие в эксперименте был 38 лет и 1 месяц. Не предпринимались никакие попытки для того, чтобы управлять какими-либо дополнительными изменениями. Конфиденциальность участников была обеспечена в соответствии с лечебными протоколами для личных данных Ассоциации Психологов Америки.

    Процедура

    Процедура второго исследования очень похожа на процедуру первого, но со следующими маленькими, но важными поправками. Участникам раздали один листок бумаги, на котором была нарисована горизонтальная линия длинной в 10 дюймов, проведенная посередине. На середине проведенной линии была одна вертикальная пометка. Таким образом, вместо того, чтобы отметить концы «якорей», участников попросили выразить его или ее точку зрения по данному вопросу с помощью единственной вертикальной линии между «якорями», эта методика предусматривала только одну вертикальную линию, означающую настоящее. Участников также попросили поставить отметку своего рождения и вторую отметку предполагаемой смерти. Вся эта информация была записана, так же как и пол участников, и указанный ими возраст в годах и месяцах. Так как пол кодировщика имел минимальное влияние на итоговые результаты в первом исследовании, было решено, что всего один специалист по тестированию мужского пола будет собирать данные во втором исследовании. В этот раз использовались такие же зависимые границы ответов, как и в первом исследовании.

    Результаты и обсуждения

    Результаты второго исследования для соответствующей разницы показателей изображены на рисунке 1. В этом примере, в тесте t впервые была использована оценка вероятного наличия влияния пола на общие данные относительно разницы показателей, подсчитанных таким же образом, как и в первом исследовании. Этот анализ продемонстрировал значительную разницу в показателях зависимости от половых признаков, t(130) = 2.21, p = .029. В среднем для женщин разница их оценок актуарной и ожидаемой продолжительности жизни составляла –7.262%, для мужчин –13.878%. Опять же, не смотря на значимость, общий учет отклонений был относительно низким, R2 = 3.6%. Можно отметить, что абсолютные значения различий для мужчин и женщин во втором эксперименте были больше, чем в первом. Тем не менее, во втором исследовании возраст тестируемых был больше почти на 4 года. Таким образом, изменения в абсолютных значениях разных показателей между двумя исследованиями можно отнести к вариации элементов выборки. Дело в том, что, из предложенного возрастного распределения можно понять, что проводящие тестирование специалисты в первом исследовании чувствовали себя более комфортно, зато участники тестов с более пропорциональным возрастным распределением во втором исследовании получили лучшие результаты, по сравнению с показателями коллег.



    Рисунок 3. Возраст участников по отношению к разнице между воспринимаемой актуарной и ожидаемой продолжительностью жизни для мужчин и женщин, исследование 2. Пунктирная линия демонстрирует регрессию для участниц женского пола, она выражена уравнением y = –.09(возраст в месяцах) + 30.45. Сплошная линия показывает регрессию для участников мужского пола и выражена уравнением y = –.07(возраст в месяцах) + 19.58. Эти линии соответствия регрессии статистически различаются.

    Как и в первом исследовании был проведен последующий анализ влияния возраста на полученные показатели разницы. Опять же, полученные результаты подтвердили огромное влияние возраста. Подтверждено, что регрессия пола участников от разницы показателей была значительной, F(1, 130)= 4.88, p = .029, R2 = 0.036. В дополнение к этому эффекту также проявилось значительное повышение ΔR2 возраста, ΔF(1, 129) = 179.30, p < .001, ΔR2 = 0.561, и взаимодействия между возрастом и полом, ΔF(1, 128) = 4.48, p = .036, ΔR2 = 0.014. Этот анализ показал, что дополнительное влияние возраста составило 56.1% из общего количества наблюдаемых изменений. Как и в результатах первого исследования у более молодых участников существовала склонность к переоценке его или ее настоящего положения в сравнении с актуарной продолжительностью жизни. Аналогично, чем старше участники, тем больше у них была выражена склонность к недооценке его или ее настоящего положения в жизни, по сравнению с актуарной продолжительностью жизни. Также, эти данные позволили вычислить интервал безразличия. В текущем наборе показателей интервал безразличия был равен 25 годам и 0 месяцам; соответствующий интервал безразличия для женщин был 27 лет и 9 месяцев, а для мужчин – 24 года и 3 месяца. В этом исследовании средний жизненный интервал безразличия – это длина аллометрического расчета общей продолжительности человеческого существования. То, что эта цифра колеблется, с учетом определенного возраста в первом исследовании показывает, что в некоторый степени жизненный интервал безразличия подвержен влиянию вопросов группового отбора. Тем не менее, этот вопрос заслуживает более обширной экспериментальной оценки для того, чтобы определить, является ли жизненный интервал безразличия значимой мерой или это просто артефакт современного исследовательского метода. В целом, не смотря на изменения в процедуре сбора данных и способа оценки всех результатов участников, которые градуировались по его и ее собственному возрасту (в отличие от коллективного возраста в исследовании 1), результаты второй процедуры подтвердил набор показателей, полученных в первом исследовании.
    Как и в первом исследовании, последующий анализ был проведен на основе показателей отношения оценки длительности, рассчитанных от исходных данных (рис. 4). Для первоначального теста t важным являлось влияние пола, которое приблизилось к обычным уровням значимости, t(130) = –1.85, p = .067. Этот предельный эффект был отмечен в последующем регрессионном анализе. Он указал на значительный дополнительный возрастной эффект, ΔF(1, 129) = 45.39, p < .001, ΔR2 = 0.25, R2 = 0.28. Тем не менее, проявилось значительное увеличение взаимодействия пола и возраста, ΔF(1, 128) = 8.31, p = .005, ΔR2 = 0.4, R2 = 0.32. Для того чтобы рассмотреть это взаимодействие более подробно, последующие регрессии были проведены для представителей каждого пола отдельно. Для представителей мужского пола коэффициент регрессии был –.0007, в то время как для представительниц женского пола он был равен –.002. Полученный результат определил, что соотношение между отношением оценки длительности и возрастом были выше для женщин, чем для мужчин, их сверстников.
    Кроме разницы и соотношения показателей, современная измененная версия Линейного Теста позволила оценить три другие результативные переменные: общую длину отмеченной участниками прямой, длину отрезка прямой, которая представляет отмеченное участниками прошлое, и длину прямой, показывающей отмеченное участниками будущее. В корреляции первого порядка два возникших эффекта были соответственно распределены между возрастом и отрезком линии для будущего и прошлого. То есть, существовала отрицательная корреляция, r = –.416, p < .001, между возрастом и длинной линии, которая отмечена, как будущее. Тем не менее, имелась также значительная положительная корреляция, r = .299, p < .001, с прошлой длинной линии, которая показывала величину прожитой до этого жизни, увеличенной с возрастом. Конечно же, это естественные ожидаемые результаты текущей процедуры.
    Что касается длинны линии, обозначенной, как прожитое прошлое, не было замечено значительного разделения по полу между участниками; тем не менее, зафиксировано существенное увеличение изменения, которое приходится на возраст каждого участника, ΔF(1, 129) = 10.50, p = .002, R2 = 0.095, ΔR2 = 0.074. Полученный результат указывает на то, как вместе со старением участников, отрезок линии для прошлого становится длиннее. Относительно данного теста это не является неожиданным результатом. Взаимодействие между возрастом и полом в этой категории участников не достигло предельно допустимой значимости. Для линии, длинна которой означала отрезок будущего, был отмечен значимый эффект пола, F(1, 130) = 6.26, p = .014, R2 = 0.046. Исследование доказало, что линия, показывающая отрезок будущего, была длиннее у женщин, чем у их одногодок мужчин. Так как не было никакой значительной разницы в отрезках линии прошлого, эти результаты показывают: женщины понимают, что у них большая вероятность увеличения продолжительности жизни. Впоследствии был определен дополнительный эффект на возраст, ΔF(1, 129) = 22.17, p = .001, R2 = 0.186, ΔR2 = 0.14. Вместе с увеличением возраста, отрезок линии, длина которого указывает на будущее, последовательно уменьшался. Полученные тестовые результаты являются логичными и подтверждают практичность современной методики, которая может непосредственно сопоставляться с жизненными обстоятельствами, в которых словесные оценки времени были материализированы через использование градации визуального аналога (cf. Angrilli, Cherubini, Pavese,& Mantredini, 1997; Bschor et al., 2004). Полученные в тестировании данные подтверждают коллективное осознание старения. Взаимодействие между возрастом и полом было не очень значительным, p = .059, и оно не является особенно значимым в полученной современной модели исследований. Не было существенных корреляций между полом анкетируемых и общей длинной линии, отмеченной участниками, как продолжительность жизни.



    Рисунок 4. Возраст участников в сравнении с отношением оценки длительности между ощущаемой и актуарной продолжительностью жизни для мужчин и женщин, исследование 2. Пунктирная линия показывает регрессию для женщин и характеризуется уравнением y = –.002(возраст в годах) + 1.56. Сплошная линия показывает регрессию для мужчин и описывается уравнением y = –.0007(возраст в месяцах) + 1.16. Полученные линии регрессии статистически значительно отличаются друг от друга.

    Общее обсуждение

    Во многих экспериментальных исследованиях рассматривалось влияние возраста на оценку коротких промежутков времени (например, Craik & Hay, 1999; Lemlich, 1975; Nitardy, 1943; Rakowski, 1979; Rammsayer, 2001). Например, Виттманн и Ленхоф (Wittmann and Lehnhoff) (2005) недавно подтвердили, что течение времени ускоряется с возрастом, но они также отметили ограниченное действие этого эффекта. Полученный мета-анализ данных подтвердил, что связанные с возрастом эффекты в восприятии коротких промежутков времени были последовательными и существенными, в которых старшие по возрасту участники выбирали более короткие промежутки времени для стандартно установленной длительности, чем их младшие коллеги. Более того, этот анализ также показал, что старшие люди более непостоянны в своих оценках, чем молодые люди (Block et al., 1998; see also Carrasco, Bernal, & Redolat, 2001). Аналогичным образом во время оценивания коротких промежутков проявились многочисленные эмпирические определения влияния пола на этот процесс ( например, Eisler & Eisler, 1992; MacDougall, 1904; Rammsayer, 1998; Rammsayer & Lustnauer, 1989; Roeckelein, 1972). Опять же, мета-анализ этих экспериментов показал, что общее влияние пола было маленьким, но статистически значимым. Тем не менее, присутствующие половые различия в большей степени имели отношение к ретроспективным суждениям о коротких временных интервалах с потенциальными решениями, которые были менее подвержены влиянию пола участников (Block et al., 2000). Исследований, которые оценивали совместные эффекты возраста и пола, меньше (см. Bell, 1972). Некоторые недавние результаты экспериментов показали системные эффекты. (e.g., Espinosa-Fernandez, Miro, Cano, & Buela-Casal, 2003). В общем, совокупность результатов, относительно эффекта взаимодействия возраста и пола, совместимы с исследованиями, которые изучают индивидуальные эффекты по раздельности.
    Невозможно сравнить результаты современных исследований с теми, которые проводились недавно и уже давали оценку коротких промежутков. Когда настоящие результаты сравнили с полученными Эспиносой-Фердинандесом и другими исследователями (2003, рисунок 1 [d]), которые показывают сравнительные результаты тестирования мужчин и женщин разного возраста на пятиминутных промежутках, они свидетельствуют о приблизительном уровне соответствия.
    Во-первых, существует очевидное влияние половых признаков;
    во-вторых, явно прослеживается влияние возраста;
    в-третьих, в рамках принудительных возрастных ограничений, выбранных для настоящего исследования, не было какого-либо взаимодействия между возрастом и полом.
    Такое заключение в большей степени определяет соответствие между оценками влияния на восприятие времени за несколько минут и оценками этого же влияния за длительный промежуток жизни. Тем не менее, подразумеваемый изоморфизм между соответствующими моделями полученных результатов не оправдал. Ибо, если мы проверяем оценки для отрезка в пять минут, то обнаруживаем, что мужчины более точны в отношении заданных значений, а также дают более высокие оценочные значения, чем их по возрасту подобранные сверстницы.
    Изначально это может показаться дилеммой, возможно, также как и основной результативной разницей между двумя наборами полученных показателей, если учитывать наличие абсолютных оценок в продолжительности. Тем не менее, абсолютная продолжительность оцененного промежутка не может быть критической. В отношении эксперимента Еспинозы-Фернандеса и других ученых (2003), метод, влияющий на оценки продолжительности, раньше был методом производства (см. Bindra& Waksberg, 1956). Сейчас проблемным вопросом является современный Линейный Тест и его последующие процедуры, связанные с созданием этого метода производства. Один факт хорошо известен: метод производства и распространенный сравнительный метод, считают вербальную оценку источником получения перекрученных результатов (см. Zakay, 1990). Таким образом, если два метода находятся в обратной зависимости и Линейный Тест считается методологически эквивалентной формой словесной оценки, то противоречивые данные, относительно абсолютных мужских и женских различий, могут объясняться этим методологическим изменением. В наше время именно это становится наиболее популярным объяснением таких различий, а не некоторые подсчеты, основанные на разности используемых промежутков. Однако, взаимосвязь различных механизмов, которые лежат в основе оценивания этих разнообразных продолжительностей времени, пока еще слабо выражена.
    Наиболее распространенная объясняющая концепция, разработанная с учетом всех изменений в моделях восприятия времени в любом возрасте, касается внутренних биологических часов. Действительно, изменение в частоте внутренних часов постоянно используется для объяснения половых различий в исследованиях восприятия времени. Но внутренние часы не являются действительно полным объяснением. Скорее, это вторичное описание полученных данных, использующее удобную и общепринятую семантическую метку. Если внутренние часы должны представлять более глубокий уровень теоретизирования, их нужно изучать на более высоком уровне композиционной детализации. К счастью, такой усовершенствованный уровень детализации был представлен десятки лет назад в исследовательской работе Трейсмана (Treisman) (1963). Но даже этой модели недостаточно. Для того чтобы найти полное объяснение, нам нужно различать какой элемент модели внутренних часов Трейсмана напрямую подвержен влиянию личностных характеристик, таких как пол и возраст. По сегодняшним данным, за источник изменений принято считать основной элемент модели, задающий ритм.
    Наш поиск ведет нас к выяснению факторов, которые влияют на частоту основного задающего ритм элемента и он согласован с половыми и возрастными отличиями. Основным кандидатом на роль такого фактора является интенсивность обмена веществ и его переменная, температура тела. Хорошо известно, что интенсивность обмена веществ снижается с возрастом (см. Frisard et al., 2007; van Pelt et al., 1997; van Pelt, Dinneno, Seals, & Jones, 2001). Более того, существуют также доказательства влияния половых отличий на интенсивность обмена веществ (см. Arciero, Goran, & Poehlman, 1993; Poehlman, Toth, Ades, & Calles- Escandon, 2003). На самом деле, в последнем исследовании не было доказательств, что связанные с полом различия в метаболизме в первую очередь происходят в нашей голове (см. Gur et al., 1995). Мы также знаем, что сильный коррелят метаболизма, а именно температура тела, безусловно, влияют на восприятия коротких промежутков длительности (Hancock, 1993). Кроме того, имеются данные относительно половых отличий и температуры тела (Lu & Dai, 2009; Shoemaker, 1996; также см. Motohashi, Higuchi, & Maeda, 1998), а также влияние половых различий на внутренние околосуточные колебания в организме (см. Hancock, Vercruyssen, & Rodenberg, 1992; Wever, 2005).
    Чуть менее ясной является картина, связанная с температурой тела и интенсивностью обмена веществ во время старения (see Duffy & Czeisler, 2002), но в настоящее время имеются исследовательские данные, свидетельствующие о наличии таких соотношений, они точно соответствуют очередности, установленной ранее в этой статье. Также, возможно, что сокращение дофамина в течение всей продолжительности жизни связано с полученными результатами (Mangan, Bolinskey, & Rutherford, 1997). Эта основная объясняющая последовательность также согласуется с первоначальными данными в наблюдениях Трейсмана (1963), касающихся вопроса влияния температуры и ее эффекта на частоту задающего ритм элемента (см. также Hoagland, 1933). Исходя из полученной информации, мы можем сделать вывод, что современные поведенческие инстинкты являются прямым следствием возраста и пола участников, а также интенсивностью их обмена веществ (связанные с температурой тела эффекты). Межличностная вариабельность отражает индивидуальные различия в интенсивности обмена веществ в каком-либо конкретном возрасте и половом признаке. Таким образом, перед нами поставлена задача: получить последовательное и правдоподобное объяснение на нейрофизиологическом уровне, разработанное при помощи исследований модели итоговых данных. Однако, что до сих пор не ясно, существует ли такое воздействие на результат, которое, влияет на суждения, длительностью примерно в несколько секунд, и впоследствии, оказывающее влияние на промежутки всего периода жизни, и, которое должно включать в себя некоторые более высокие уровни познавательной оценки, а также подразумевать активное участие в процессе исследований автобиографической памяти. Хотя эта форма объяснения находится на одном уровне с результатами анализа, она также может быть разумной стратегией для того, чтобы принять вторую, основанную на когнитивном объяснении новых полученных в исследовании данных (см. Schiffman, 2000).
    На самом деле, можно утверждать, что новые данные, полученные непосредственно из недавних когнитивных суждений должны, по крайней мере, быть прямым результатом влияния формы оценки шкалирования (см. Glicksohn, 2001). Для того чтобы выразить собственное мнение, используя при этом любую версию Линейного Теста, участникам нужно начать с некоторых основных понятий их собственного вероятностного долголетия. Действительно, как видно из процесса сбора данных, некоторые участники занимались открытым вычислительным оцениванием. Они часто делали такие заявления: «Я ожидаю, что доживу до 80; отметка будущего должна быть поставлена именно здесь». Многочисленные участники делали или явно выраженные, или производные количественные расчеты. Таким образом, в дополнение к обоснованным нейрофизиологическим расчетам современной модели данных, мы должны также попытаться дать удовлетворительное объяснение полученных результатов анализа на когнитивном уровне. Один принятый источник объяснения на когнитивном уровне существует в ранее упоминаемой процедуре шкалирования. Эту концепцию шкалирования можно объяснить путем рассмотрения части жизни человека, в виде взятого за основу расчета одного года. Например, для 20-ти летнего человека наступающий год составляет 5% его существования (то есть, 1/20 = 5%). Для 50 летнего человека такой же период составляет 2 % его существования до того года, который был принят за основу (то есть, 1/50 = 2%).
    Используя этот алгоритм шкалирования, возможно получить функцию шкалирования восприятия процесса старения во время всей продолжительности жизни (см. also Schiffman, 2000). Из-за того, что мужчины и женщины имеют разную продолжительность жизни, при расчетах образуются две разные функции. Значение любого принятого для расчета года может быть шкалировано согласно общему числу продолжительности жизни для мужчин и женщин (то есть, мужчины = 75.2, женщины = 80.4) (U.S. Department of Health and Human Services, 2007, Table 27, p. 175).
    Такие функции, в целом, сочетаются с представленной картиной данных в современных исследованиях (смотрите также Craik & Hay, 1999). Также привлекает особое внимание нынешняя неспособность сочетать количественные аспекты соответствующих зависимых переменных, как и идентичная процедура вычеркивания эмпирической прямой. Она интерпретирует понятие шкалирования, как интересный потенциал, но далекий от единственного объяснения существующей модели результатов. Однако, поскольку понятие о шкалировании жизни соответствует названным результатам, некоторые основные формы этой когнитивной оценки должны лежать в основе новой модели полученных путем наблюдения данных.
    В настоящее время номинальное объяснение шкалирования не учитывает перестановку в разнице показателей. Учитывая полученные абсолютные уровни различий, мы должны искать дополнительные объяснения относительно того, почему молодые люди переоценивают свой текущий возраст, в то время как старшие систематически недооценивают свое местоположение в жизни. Одна из возможных причин может скрываться в подборе претендентов для испытаний в настоящее время. В первом образце участники были отобраны из окрестностей большого университета. Они должны были иметь обоснованные ожидания более длительной средней продолжительности жизни, чем она есть на самом деле, и приблизительно соответствующей местному уровню жизни (Keith, 1981–1982; Lehr, 1967). Кроме того, интеллектуальный труд сопровождается более интенсивным процессом старения. Однако, эти замечания в большей степени уже постфактум и прямое сравнение между социально-экономическими группами и различным территориальным размещением участников будет принято за основу какой-либо полученной определенности. Вторая возможность может быть заключена в простом факте: старшие люди больше боятся смерти. Потому что отсутствие какой-либо отметки на линии означает личную кончину, а размещение отметки ближе к настоящему времени может восприниматься как просто действие, вызывающее отвращение, которого люди избегают, особенно если становятся старше и ближе к предстоящему событию смерти. Необходимо обязательно учитывать такой, вызывающий отвращение фактор в последующих исследованиях влияния возраста на продолжительность жизни.
    Конечно, два уровня объяснений, нейрофизиологический и когнитивный, не являются взаимоисключающими. Оба варианта могут быть действенными в получении определенных результатов, например, можно ли применять две формы источников исследования: температуру и метаболизм раздельно. Эти варианты будут рассматриваться в следующих исследованиях. Очевидно, что существуют системные изменения восприятия средней продолжительности жизни человека на протяжении всего жизненного цикла и, что понятия продолжительности регулируются полом человека, который проходит тестирование. Эти данные, по-видимому, согласуются с результатами, полученными из исследований коротких промежутков времени, и подразумевают накопление некоторых форм памяти для автобиографического размещения личности в обществе на протяжении всей продолжительности жизни, которая связанна с повседневными заботами. Способ осознанного восприятия очень коротких интервалов времени и увеличенных промежутков, вплоть до целой продолжительности жизни, который может быть объединен в единую модель человеческого восприятия времени в жизни, до сих пор остается практической и теоретической проблемой.


    American Journal of Psychology. 2011
    Перевод: www.psymasters.org
    При перепечатывании любых материалов
    ссылка на www.psymasters.org обязательна.

    Список литературы предоставляется по запросу через форму обратной связи с администрацией.



    Комментарии 1 Комментарий
    1. Аватар для psychea
      Спасибо за интересный материал
  • Цитата дня


    "Природа наделила нас двумя ушами, двумя глазами, но лишь одним языком, дабы мы смотрели и слушали больше, чем говорили..."


    -Сократ-

  • Анонсы

    Международный обучающий проект
    "Образование через всю жизнь и продвижение психического здоровья"

    Объявляется набор участников в бесплатную образовательную программу
    ПОДРОБНЕЕ ...


    ------------------------------------------------

    Обьявляется набор на курс
    "ДИНАМИЧЕСКИЙ СУДЬБОАНАЛИЗ"!

    Автор и руководитель - проф. В.Е.Лановой
    ПОДРОБНЕЕ ...

    ------------------------------------------------

    Майский психологический лагерь
    "ПСИХОТЕРАПИЯ БЕЗ ГРАНИЦ"

    22-25 мая 2014 года
    ПОДРОБНЕЕ ...

  • Последние комментарии

    Tessi

    Прочила статью - получила настоящее удовольствие от такой точной, логически правильной картинки.... К последнему сообщению

    Надутый человек или как я объяснял маленькой дочке, что такое пузырь нарциссизма

    Tessi в 23.12.2013
Проверка тиц
Текущее время: 12:13. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin Copyright © 2011-2012 PSYMASTERS.ORG by mr.London Перевод:zCarot