Добро пожаловать на OLD.PSYMASTERS.ORG.
    connect loginza
  • АЛЬТРУИЗМ: ТАК НАЗЫВАЕМОЕ ДОБРО (ФРАГМЕНТ КНИГИ) 4 часть из 5


    Дорожкин В.Р.
    канд.психол. наук, доц. каф. глуб.психологии
    и психотерапии Таврического нац. ун-та им.
    В.И.Вернадского

    Тот факт, что альтруистичность «прирастает» в процессе филогенеза, Эфроимсон объясняет удлинением периода детства, связанным со все более усложняющимися структурами головного мозга, а в первую очередь с его непосредственным увеличением. Увеличение мозга, с одной стороны, и прямохождение, повлекшее сужение таза женщины, с другой, создали противоречие, которое природа решила за счёт «преждевременных» родов. Дети человека рождаются слишком незрелыми и неприспособленными, и они требуют повышенного внимания и ухода, а значит, более длительной родительской заботы. Последнее влечет повышение требований к альтруистичности родителей, а также развитие механизмов межполового альтруистического общения.

    Сходный момент отмечает в своей работе Журавлёва, когда пишет о том, что: «… эволюционный отбор оставлял не только наисильнейших, но и эмпатийнейших». Эфроимсон делает особый акцент на том, что альтруистическое поведение и стоящие за ним этические нормы имеют прочные биологические основы, созданные долгим направленным индивидуальным и групповым естественным отбором.

    Подведём некоторые итоги.
    Первые взгляды на альтруизм связывали его либо с близкородственным поведением (У.Д.Гамильтон, В.П.Эфроимсон), когда каждый член группы подчинён принципу максимизации «совокупной приспособленности», либо с реципрокным поведением (Р.Л.Трайверс), при котором возрастает групповая и, уже только как следствие, индивидуальная приспособленность. При этом взаимное поведение развилось эволюционно позже «родственного» альтруизма и первоначально появилось в группах близкородственных индивидов, став его эволюционным продолжением. «Родственный» альтруизм гораздо более жесток и принудителен, зачастую донор не может вести себя иначе или должен затратить больше усилий на реализацию альтернативной поведенческой стратегии. Реципрокное поведение более пластично, оно уже не связано с конкретными реципиентами, а позволяет ситуативно выбирать партнеров по взаимодействию. Взаимный альтруизм более понятен с точки зрения непосредственной выгоды, более «корыстен» и «эгоистичен». Выгоды родственного альтруизма в значительной мере отсрочены и связаны в большей степени с последующими поколениями, нежели с непосредственной адаптацией самого альтруиста. Кроме того, родственный альтруизм влечёт большие затраты и жертвы адаптирующих ресурсов. В то же время, оба названных вида альтруизма имеют инстинктивную природу, наследуются и берут свое начало из родительской заботы. Именно поэтому, мы относим эти два вида альтруистического поведения к природной форме альтруизма (природный альтруизм), который в человеческом сообществе реализуется в целом ряде социальных взаимодействий. Как мы увидим в дальнейшем, родственный альтруизм лег в основу родительского чувства, рыцарского поведения мужчины в отношении женщины, кооперативных взаимоотношений родственников и пр. Реципрокный альтруизм определяет основное социальное правило взаимного обмена, на котором базируются все коалиционные союзы, различные ритуалы потлача, взаимопомощь между посторонними людьми и т. д.

    1.3.2. Современные взгляды на феномен природного альтруизма в этологии и эволюционной психологии
    Современные исследования обогатили понимание феномена природного альтруизма как новыми теоретическими положениями, так и большим числом эмпирических фактов, подтверждающих ранее созданную концептуальную базу. Подчеркнём, что все сказанное позже в данном разделе имеет отношение исключительно к природной форме альтруизма, другие его формы будут рассмотрены в последующих разделах.
    А.Н.Горбань и Р.Г.Хлебопрос построили математическую модель альтруизма, в рамках которой рассмотрели два понятия − «коалиционный альтруизм» и «петля альтруизма». Ученые подробно исследовали существующие виды кооперативного поведения и пришли к выводу, что часть поведенческих феноменов альтруизма не описывается ни одним из уже изученных его видов. К таким феноменам Горбань и Хлебопрос отнесли создание взаимовыгодных объединений не между отдельными членами группы, а между группами, сходными по видовым признакам. В качестве примера авторы приводят колонии муравейников, которые возникают в результате обмена отдельными муравьями. Именно в результате подобных объединений начинает работать коалиционный альтруизм − взаимовыгодное поведение между генетически неродственными группами.
    Трудно переоценить значение коалиционного альтруизма для людей. В наше время большинство формирований между отдельными малыми и большими социальными группами, а также между целыми государствами построено именно по коалиционному принципу. Естественно, что коалиционный альтруизм можно соотнести с реципрокным помогающим поведением. Первый, как и любой другой вид межгруппового взаимодействия, базируется на реципрокных отношениях, но не сводится к ним, а содержит их в качестве подсистемы. Взаимный интериндивидный альтруизм входит в качестве элемента или подструктуры в коалиционные процессы и реализует эти процессы в конкретных межиндивидных взаимодействиях. Другими словами, коалиционное альтруистическое поведение включает реципрокное, базируется на нем, но им не исчерпывается. То есть его можно рассматривать как самостоятельный вид взаимного помогающего поведения.

    Второе эвристичное понятие, которое предлагают Горбань и Хлебопрос, − это «петля альтруизма». Этим термином они описывают обнаруженное ими явление, состоящее в циклической флуктуации процента альтруистов в любой популяции. Процент альтруистов постепенно растет, достигает некоторого максимума, затем резко уменьшается, скатывается буквально до нуля, и весь процесс начинается с начала []. Авторы предполагают, что динамика альтруизма связана с жизненным циклом коалиций. На первом этапе, когда какая-нибудь коалиция только образовалась, высоки и постоянно растут альтруистические тенденции между членами коалиции, но постепенно, по мере развития коалиционных отношений усиливается эгоистическая составляющая взаимоотношений, альтруизм ослабевает, а коалиция распадается. Затем похожий процесс начинается при образовании следующей коалиции и т. д. Тем не менее, Горбань и Хлебопрос признают, что петля альтруизма − это только теоретическая модель и «сложно сказать, насколько часто она встречается в действительности».
    Существование «петли альтруизма» опровергают многие исследования. Например, уже упоминавшийся нами эксперимент С.Милгрэма показал, что процент альтруистов постоянен и равен приблизительно 20% от численности популяции, в которой существуют социальные взаимоотношения. Другими словами, этот процент не уменьшается и не растет. В то же время, ученые, относящиеся к группе противников значительного колебания численности альтруистов, также признают его возможные флуктуации [Правоторов]. Кроме того, есть большое число данных, которые подтверждают и конкретизируют модель «петли альтруизма». Например, в психологии малых контактных групп известен факт, что альтруистические тенденции очень сильны на первом (псевдосплочение) и третьем этапах (рабочая фаза) жизни группы, и намного меньше на втором (конфликтная стадия) и четвертом этапе (завершение работы) ([] Большаков, 1996; Кочюнас, 2000; Рудестам, 1990; Ялом, 2000). Данный пример четко отражает цикличность процесса развития альтруистичности.

    Мы также выступаем сторонниками идеи о том, что альтруизм выше в группах, находящихся в экстремальных условиях, в незнакомой обстановке и в условиях новизны. Наоборот, в стабильной ситуации возрастают эгоистические тенденции, каждый в отдельности начинает заботиться о собственном благополучии. Это хорошо согласуется и с концепцией эволюционной теории пола В.А.Геодакяна ([] 1991). В данной концепции говорится, что «в стабильной (оптимальной) среде, когда нет необходимости ничего менять, сильны консервативные тенденции и эволюционная пластичность минимальна; в движущей (экстремальной) среде, когда требуется повысить пластичность, усиливаются оперативные тенденции» ( Геодакян, 1991). Так как за оперативный контакт с внешней средой отвечают мужчины, а за консервативный − женщины, то возможно говорить, что образ жизни в стабильной ситуации происходит преимущественно по женскому типу, а в экстремальной среде определен мужской стратегией поведения. Если теперь вспомнить о том, что мужская стратегия коррелирует с большей альтруистичностью, а женская − с повышенным эгоизмом, то это позволяет также утверждать, что в консервативных, стабильных условиях выше, в том числе, и эгоистичность поведения; а в экстремальных − сильны альтруистические тенденции. Более того, на наш взгляд, стабильная ситуация в социуме способствует уменьшению связей внутри групп, приводит к их распаду или к уменьшению сплоченности; а условия жизни с внешней угрозой, чреватые повышенной опасностью, вызывают большую сплоченность, усиливают иерархичность и, в целом, способствуют процессам группообразования. Действительно, ничто так не сплачивает группу, как образ внешнего – реального или символического врага, − эта расхожая мысль имеет под собой глубокие эволюционные корни. Тогда, когда речь идет об опасности и её преодолении, группа становится монолитным коллективом. Если анализировать идею «петли альтруизма» с только что описанных позиций, то можно говорить о том, что в ней не столько отражена мысль об изменении численности «истинных альтруистов», сколько утверждается динамика смены господствующих тенденций в отношениях: от самых альтруистичных до эгоистичных и обратно.

    Ещё одна этологическая идея относительно альтруизма раскрыта в серии экспериментов М.А.Дерягиной и М.Л.Бутовской . «После иммобилизационного стресса (животных на несколько часов связывали таким образом, что у них была невозможна двигательная активность) у обезьян происходит нарушение индивидуального и группового поведения. Животные лежат в аморфных позах, у них нарушается большинство поведенческих программ, включая комфортное поведение, агрессию, дружелюбие, ранговое поведение, нет поз подставки и пр. Затем постепенно возникает раскачивание, тремор, облизывание, нескоординированность движений и т. п. После второго часа элементы агрессивного и дружелюбного поведения восстанавливаются, причем дружелюбные элементы восстанавливаются раньше, чем агрессивные» (цит. по: Самохвалов, 1993). Результаты данных экспериментов показывают, что мощный стресс «сносит» большинство поведенческих программ, а когда его действие прекращается, они начинают постепенно восстанавливаться. Данные клинической психологии позволяют утверждать, что подобное восстановление происходит от филогенетически более ранних образований к более поздним. Такую последовательность доказали на многочисленных экспериментах, с помощью наблюдений в клиниках за больными и перенесшими осколочные ранения мозга различной степени тяжести выдающиеся отечественные психологи Л.С.Выготский и А.Р.Лурия. Также и К.Лоренц пишет: «…наиболее уязвимы, по-видимому, самые дифференцированные и исторически молодые механизмы» ( Лоренц, 2008). Благодаря этому знанию мы можем понять один существенный, с точки зрения нашего исследования, момент. Анализ данных эксперимента М.А.Дерягиной и М.Л.Бутовской позволяет нам предположить, что альтруизм имеет филогенетически более древние корни, чем агрессия, то есть он первичнее и возник ранее агонистического поведения. Здесь мы также приходим к идее о том, что у альтруизма должны быть эволюционные праформы и прототипы.
    Анализ целого ряда литературных источников позволяет утверждать, что к праформе альтруизма можно отнести всевозможные процессы группирования. Например, Лоренц говорит о том, что истинная внутригрупповая агрессия возможна только там, где есть узнавание членами группы друг друга. Тенденции к группированию − это филогенетически наиболее ранние проявления силы альтруистического влечения. Утверждать это возможно ещё и потому, что в группе любому её члену приходится сдерживать ряд собственных эгоистических тенденций в ущерб групповым интересам. Группа всегда доминирует над индивидом. А жизнь в группе − это и есть преобладание альтруистических процессов, когда они систематически прерывают агрессивные влечения.

    Дополнительные аргументы в пользу существования праформ природного альтруизма предоставляют ученые из американского Университета Райса. Именно они обнаружили, что «родственный альтруизм» был приобретен еще простейшими микроорганизмами, а потом сохранился на всем пути эволюции. На примере изучения амеб-смертниц они сделали вывод, что «уже сотни миллионов лет в природе не просто живут, а выживают преимущественно альтруисты, которые жертвуют собой по приказу генов» (данные по: Максимов, 2006).
    В качестве косвенного доказательства обсуждаемого здесь момента, укажем на ещё одну иллюстрацию. В проведенной нами серии этологических экспериментов с разными группами людей, в результате которых они подвергались достаточно сильному психическому и поведенческому стрессу, было обнаружено, что внутригрупповая агрессивность блокируется общностью пережитых состояний и единством перенесенных обстоятельств, тогда как альтруистическое поведение, наоборот, подобными совместными переживаниями усиливается ([] Кейсельман, 2008). Обнаруженный нами эмпирический факт также подтверждает первичность альтруизма в отношении к агрессии.
    Интересно, что природный альтруизм может выступать в роли смещенной активности, когда человек, будучи в состоянии тревоги или в стрессе, начинает реализовывать помогающее поведение. Само понятие «смещенная активность» ввёл Н.Тинберген. Он говорил о том, что при смещенной активности энергия, накопленная внутри одной мотивации, разряжается в виде комплекса фиксированных действий (КФД [1]) другой мотивации ( Тинберген, 1985). Д.А.Жуков выделяет в качестве возможных форм смещенной активности агрессию, половое и пищевое поведение, аффилиацию, авто- и аллогруминг . И если под грумингом понимать «форму дружелюбного, комфортного или умиротворяющего поведения, которое укрепляет взаимную привязанность членов сообщества» ( Жуков, 2007), что относит его к альтруизму лишь косвенно; то словарное определение аффилиации [2] не оставляет никаких сомнений в её принадлежности к одной из проявлений природного альтруизма. Поскольку человек привыкает реагировать на стресс стереотипно, то его смещенная активность становится комплексом фиксированных действий. «Смещенная активность чаще всего имеет форму наиболее привычной для человека формы поведения» (Жуков, 2007). По нашему убеждению, выделенные многочисленными исследованиями в рамках одной популяции 20% альтруистов − это те, чей комплекс фиксированных действий строится с преобладанием альтруистического поведения.

    Более того, оказалось, что люди, которые склонны чаще оказывать помощь, сами достоверно чаще начинают её получать ( Мак-Фарленд, 1988; Майерс). Последний момент говорит ещё и о том, что, по бихевиористическому принципу положительного подкрепления, альтруисты ещё и привыкают вести себя кооперативно, то есть это их поведение условно подкрепляется.
    Особое значение в этологии представляет изучение взаимосвязи природного альтруизма и ранга/статуса альтруиста. По этому поводу существует сразу несколько наблюдений. Первое из них касается того, что высокостатусные члены группы не склонны к проявлению альтруистических тенденций и в меньшей степени стремятся к какому-либо кооперативному поведению. Похожий вывод можно сделать и относительно людей. Действительно, из психологии лидерства давно известно, что лидеры менее склонны к аффилиативному поведению, у них ниже тяга к вступлению в ту или иную группу, они не стремятся придерживаться внутригрупповых стандартов, а наоборот, склонны всяческим образом их нарушать (Майерс, 1998; Шеклтон, 2003). Второй момент состоит в том, что зачастую реципрокное кооперативное поведение используется с целью повышения собственного статуса. «Обитающие в африканской саванне павианы-анубисы «открыли», что более агрессивного и сильного самца можно понизить в ранге, если найти для этого дела союзника. Если удастся создать союз из нескольких самцов, можно посягнуть на вышестоящую особь… Обычно стадо павианов образует иерархическую пирамиду по возрастному признаку. Но «союзы молодежи» могут изменить ее путем «революции снизу»» ( Дольник, 2007).

    Наконец, третий момент представлен тем, какой статус будет у самого альтруиста, не склонного к агрессивному поведению и иерархическим стычкам? «…у некоторых видов общественных животных отдельные особи уклоняются от иерархических стычек. И не потому, что боятся. Просто для них это вроде как не представляет интереса. В группе такие особи не занимают ни самого высокого, ни самого низкого положения. В крайнем случае, они могут дать отпор агрессии. Но обычно они в стычки не ввязываются, продолжая заниматься своими делами. Некоторые даже пытаются, и притом успешно, примирять ссорящихся, обнимая и того и другого… С самцами, не любящими постоянно утверждать свой ранг, могут дружить иерархические самцы, в том числе и самого высокого ранга. Значит, последние оценивают положение своего друга в группе как достойное» ( Дольник, 2007). А как выглядит ситуация в человеческом обществе? В свое время такие известные альтруисты, как древнегреческие философы-педагоги (Аристотель, Диоген, Сократ) общались на равных с правителями своего времени. Иисус Христос стал одним из высших иерархов при жизни (если судить по степени его влияния на современное ему общество). В наше время статус альтруиста, да и самого альтруизма заметно упал. Именно поэтому в обществе последнего времени реализуются самые «темные» природные альтруистические программы, которые труднее всего распознать и, соответственно, им сложнее всего противостоять.

    В завершении обзора современных исследований бескорыстного поведения, ещё раз остановимся на этологическом определении природного альтруизма: под альтруистическим поведением (альтруизмом) понимают «поведение, которое уменьшает адаптивность инициатора действия, в то время как повышается адаптивность получателя действия». При этом альтруизм может быть «полностью осознанным и рациональным, а может быть автоматическим и бессознательным, но в любом случае он управляется врожденными программами» ( Харбах, 1997). И ещё одно: «во всех случаях, когда мы сталкиваемся с готовностью особи совер­шать в ущерб себе полезное действие по отношению к представи­телю своего или чужого вида животных, мы сталкиваемся с альт­руизмом» ( Правоторов, 2004).
    Среди сущностных моментов этих двух определений отметим:
    1.Природный альтруизм имеет инстинктивную природу и наследуется. При этом он представляет собой готовность, тенденцию, которая порождает не поступок, а желание что-либо сделать или какое-нибудь неконкретное чувство, ощущение, настроение, которое может субъективно не осознаваться как потребность именно в поступке, но, тем не менее, создаёт эмоциональный настрой, влияющий на принятие решений.
    2.Природное альтруистическое поведение всегда уменьшает ситуативную адаптированность «дающего». В то же время, его итоговая цель − повышение «совокупной приспособленности» инициатора этого поведения.
    3.Мотивация альтруистического поведения может быть как осознанной, так и иметь полностью бессознательную природу.
    Подчеркнём, что природный альтруизм лежит в основе любого социального поведения и является его обязательным условием. Другое обязательное условие социальных отношений − агрессивность. Её, а также соотношение агрессивности и альтруизма в системе целостного социального взаимодействия, рассмотрим в следующем параграфе.

    1.4. Природная форма альтруистического поведения и агрессия
    Агрессия − наиважнейший феномен, мощный двигатель эволюции, один из центральных видосохраняющих процессов, приобретший у человека негативный смысл и катастрофические формы только ввиду специфических особенностей самого человека [Лорен].
    На сегодняшний день существует три основных подхода к пониманию агрессивного поведения ([] Бэрон, Ричардсон, 1997):
    1.Агрессия как инстинктивное поведение (сюда относятся психоаналитический и эволюционный подходы).
    2.«Неинстинктивные» мотивационные теории агрессии (в основу которых положена схема «фрустрация−агрессия»).
    3.Когнитивно-поведенческие модели агрессивного поведения (где агрессия рассматривается как приобретенное поведение, результат научения).
    Похожую систематизацию концепций агрессии приводит Т.С.Яценко :
    1.Теории влечений, в рамках которых агрессивные действия детерминированы преимущественно эндогенно, носят инстинктивный характер и связаны с переживаниями неудовлетворения (боль, дистресс) (К.Хорни, А.Фрейд, К.Лоренц, Х.Томэ).
    2.Аффективные теории, рассматривающие в качестве «пускового механизма» агрессии аффекты, которые срабатывают под воздействием ситуативных факторов, порождающих фрустрацию (Л.Берковиц, Дж.Доллард). Согласно концепции Долларда, агрессия возникает не автоматически, а в результате препятствий на пути целеустремленных действий субъекта, эмоциональной депривации или недостижения желаемого состояния, к которому стремился субъект.
    3.Поведенческие теории, акцентирующие внимание на роли социального научения, которое влечёт за собой агрессию через обиды и ущемленность «Я» (А.Бандура и др.)

    Приведём несколько определений агрессивного поведения.
    Агрессия − инстинкт борьбы, направленный против собратьев по виду ( Лоренц, 2008).
    Т.С.Яценко говорит о том, что понятие «агрессии» охватывает множество разнообразных действий, которые «нарушают физическую или психическую целостность другого человека (или группы людей), причиняют материальные убытки, препятствуют осуществлению его намерений, противодействуют его интересам или приводят к их уничтожению» .
    В Большом психологическом словаре агрессия трактуется, как «мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам (правилам) сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояние напряженности, страха, подавленности и т. п.)». Важно отметить также, что под мотивацией агрессивного действия понимается то, что оно либо является формой отреагирования физического и психического дискомфорта, стресса, фрустрации; либо выступает в качестве средства достижения какой-либо значимой цели; либо направлено на повышение собственного статуса за счет самоутверждения.
    Наконец, в Этологическом словаре A.Heymer (1977) под агрессией понимается «физическое действие или угроза одного члена группы по отношению к другому, которые ограничивают свободу или генетическую приспособленность последнего».

    Агрессия – всегда «форма социального поведения», а значит, она является прямым или опосредованным взаимодействием как минимум двух представителей одного вида. Если же речь идет о смещенной агрессии, то она может, конечно, распространятся на «иные объекты», не бывшие первоначально источником агрессивной мотивации (телефонные будки, лифты, собак, детей, женщин, мужчин, пожилых либо молодых людей, другие этнические группы и пр.), но при этом не стоит забывать, что родилась эта агрессивная мотивация в некой социальной ситуации взаимодействия или общения (как злость на конкретных других либо на самого себя).
    Агрессия не является однородным явлением. На сегодняшний день выделяют значительное число её видов и форм, строят различные типологии агрессивного поведения. Существует классификация агрессии по типу объекта, на который она направлена (гетеро- и аутоагрессия), по причине возникновения (реактивная и спонтанная), по целенаправленности (инструментальная и мотивационная), по степени открытости проявления (прямая, косвенная, замаскированная и негативизм), по форме (вербальная, экспрессивная и физическая) и пр. [Бэрон, Пси слов, Яц]. В психологии также рассматривают разные статусы агрессии как психического состояния, между которыми существует взаимосвязь: как свойства личности, как потребность, как поведенческие проявления [Бэрон, Пси слов, Яц]. С другой стороны, так как данный раздел посвящен этологическому взгляду на такие социальные процессы как альтруизм и агрессия, то воспользуемся классификацией агрессивного поведения, принятой в рамках этологии. Приведённая здесь типология агрессии поможет нам в дальнейшем выстроить классификацию альтруизма.

    Итак, агрессия бывает следующих видов:
    1.Иерархическая агрессия (цель данного вида поведения − поддержать или повысить свой собственный либо чужой социальный статус)
    2.Половая агрессия (цель − избавиться от полового конкурента)
    3.Материнская агрессия (защита детей)
    4.Территориальная агрессия (защита территории)
    5.Критическая реакция (цель − прервать тенденцию к сближению с угрожающим объектом, либо субъективно выйти из ситуации, «переключиться»)
    6.Агрессия, вызванная помехой (реакция на фрустрацию)
    Интересно, что данный вид агрессивного поведения считается основным в теории «фрустрации-агрессии», центральными положениями которой выступают следующие максимумы: а) фрустрация всегда приводит к агрессии в какой-либо форме; б) агрессия всегда является результатом фрустрации ( Бэрон, Ричардсон, 1997).
    7.Агрессия на чужих детей (цель − повышение вероятности выживания собственного потомства за счет умерщвления либо дезадаптации чужого)

    Последний тип агрессивного поведения менее очевиден и нуждается в определенной конкретизации, которую мы проведем с помощью обращения к лингво-семантическому анализу сказок. Если рассмотреть в качестве примеров европейские и славянские сказки, то в них можно обнаружить достаточно интересный момент. В тех сказках, где присутствует фигура мачехи, она наделяется такими семантическими определениями, как бессердечная, злая, холодная. Именно мачеха выгоняет ребенка (особенно если этот ребенок − девочка), как в «Морозко», нагружает её работой («Золушка», «Василиса Прекрасная») либо стремится отравить («Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»). В то же время из аналитической психологии известно, что сказки только отражают архетипические сценарии отношений и повествуют о диспозициях основных архетипических фигур. В.Я.Пропп рассматривает классические сюжеты европейских и славянских сказок как иносказательную передачу опыта инициации. Он анализирует основную сюжетную линию, сказочных персонажей и последовательность действий с позиции структуры обрядов посвящения. Такие обряды в архаических культурах венчают ювенальный период и состоят из символической смерти и перехода в мир взрослых. Комментируя особую роль мачехи, Пропп пишет о том, что женщины у всех традиционных народов не допускались непосредственно к выполнению обряда инициации. С этим в сказке и связан тот момент, что мачеха никогда не уводит детей в лес сама, а перепоручает это мужчине − своему мужу. Почему же тогда в сказке именно мачеха «злая и бессердечная»? Ведь она не приносит ребенку прямого страдания. Действительно, если продолжить параллель сказочного сюжета с этапами обряда посвящения, то физическую боль при инициации всегда доставляли взрослые мужчины, а не женщины. Что же тогда получается? На женщину смещается агрессия с фигуры карающего мужчины?

    Либо за счет одного из механизмов работы бессознательного − сгущения − в сказочный образ мачехи включился еще один компонент её поведения, а именно нелюбовь к неродным детям? В последнем случае в архетипе мачехи отражена бессознательная идея подростка, состоящая в том, что родная мать так бы с ним не поступила (защитила бы, спасла, не отдала на инициацию, после которой, к слову говоря, был велик процент смертности и т. п.). Значит, в архетипе «злой и бессердечной мачехи» передана повторяющаяся из поколения в поколение череда взаимоотношений приемных детей и их неродных матерей. И такие «неблизкие» отношения явно наследуются и идут в своей основе от поведения, ему эволюционно предшествующего и связанного с одной из разновидностей агрессии.
    8.Отдельным видом агрессивного поведения выступает переадресованная агрессия. Она определяется тем, что «какая-либо форма поведения, запускаемая одним объектом, направляется, ввиду того, что от него одновременно исходят и тормозящие стимулы, на другой объект, отличный от запустившего эту форму поведения» ( Лоренц, 2008).
    Лоренц считал агрессию самостоятельным, наследуемым и накапливаемым инстинктом. «Лоренцевская теория человеческой природы − представление о том, что, как и у многих животных, у нас есть внутрен­няя потребность в агрессивном поведении по отношению к своему виду. Он считает, что только это может объяснить конфликты и войны, про­ходящие через всю человеческую историю, неразумное поведение пред­положительно разумных существ. Лоренц полагает, что фрейдовская теория инстинкта смерти является интерпретацией именно этого нели­цеприятного факта» (Стивенсон, 2006). Накапливаемость агрессии хорошо известна каждому из нас по такому феномену, как раздражение.






    [1] Термин ввёл К.Лоренц, и в оригинале он звучит как − comlex fixed actions.
    [2] Аффилиация (англ. to affiliate − присоединять, присоединяться) − стремление человека быть в обществе других людей. Тенденции к А. возрастают при вовлечении субъекта в потенциально опасную стрессовую ситуацию. При этом общество других людей позволяет ему проверить избранный способ поведения и характер реакций на сложную и опасную обстановку. В известных пределах близость других приводит и к прямому снижению тревожности, смягчая последствия как физиологического, так и психологического стресса. Блокирование А. вызывает чувство одиночества, отчужденности, порождает фрустрацию ( Социальная психология. Словарь, 2005).


    Конец 4 части из 10


    Материал публикуется
    с личного разрешения автора, Дорожкина В.Р.
    для проекта "Мастера Психологии"
    При перепечатывании любых материалов
    ссылка на www.psymasters.org обязательна.








  • Цитата дня


    "Природа наделила нас двумя ушами, двумя глазами, но лишь одним языком, дабы мы смотрели и слушали больше, чем говорили..."


    -Сократ-

  • Анонсы

    Международный обучающий проект
    "Образование через всю жизнь и продвижение психического здоровья"

    Объявляется набор участников в бесплатную образовательную программу
    ПОДРОБНЕЕ ...


    ------------------------------------------------

    Обьявляется набор на курс
    "ДИНАМИЧЕСКИЙ СУДЬБОАНАЛИЗ"!

    Автор и руководитель - проф. В.Е.Лановой
    ПОДРОБНЕЕ ...

    ------------------------------------------------

    Майский психологический лагерь
    "ПСИХОТЕРАПИЯ БЕЗ ГРАНИЦ"

    22-25 мая 2014 года
    ПОДРОБНЕЕ ...

  • Последние комментарии

    Tessi

    Прочила статью - получила настоящее удовольствие от такой точной, логически правильной картинки.... К последнему сообщению

    Надутый человек или как я объяснял маленькой дочке, что такое пузырь нарциссизма

    Tessi в 23.12.2013
Проверка тиц
Текущее время: 00:11. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin Copyright © 2011-2012 PSYMASTERS.ORG by mr.London Перевод:zCarot